Первый и последний?

Иллюстративное фото: Knews.kg

Автор: Бекболот Касаболотов

На днях редакция Kaktus.media опубликовала заявление Дуйшенбека ЗилалЕиева, в котором он утверждает, что является первым в истории Кыргызстана «кто идет» по статье «Незаконное обогащение». По его мнению, по этой статье можно привлечь к ответственности почти каждого госслужащего

Нездолго до этого, Конституционный суд Украины признал статью уголовного кодекса Украины о незаконном обогащении не соответствующим конституции. Как эти обстоятельства между собой связаны?

Дело в том, что статьи о незаконном обогащении имеются и в уголовном кодексе Кыргызстана и в уголовном кодексе Украины. Так, по старому Уголовному кодексу Кыргызской Республики под незаконным обогащением понималось значительное увеличение активов должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать. По сути, если госслужащий не мог объяснить, откуда, вдруг, у него значительно увеличились активы, его могли обвинить в незаконном обогащении.

В Украине это понятие определяется следующим образом: «приобретение лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления, в собственность активов в значительном размере, законность оснований приобретения которых не подтверждено доказательствами, а так же передача им таких активов любому другому лицу»

Конституционные суды обоих государств рассмотрели конституционность такой нормы: Кыргызстан признал ее не противоречащей Конституции (2014), Украина – противоречующей (2019). Необходимо отметить, что основной закон этих двух стран содержит презумпцию невиновности и право не свидетельствовать против себя самого.

В обоих случаях обращающиеся стороны подвергали сомнению конституционность нормы о незаконном обогащении ссылаясь на презумпцию невиновности и утвреждали, что обвиняемый не должен доказывать свою невиновность, законность своих доходов, это обязанность обвинения. Позиция склонялась к тому, что если обвинение утверждает о незаконном обогащении, оно должно доказать, что доходы были получены в нарушении законов. Органы прокуратуры обоих государств парировали тем, что должностное лицо обязано сдавать декларацию о доходах.

В отличие от кыргызских заявителей, обращающаяся сторона по делу о неконституционности статьи уголовного кодекса в Украине сослалась также на противоречие этой нормы праву не свидетельствовать против себя самого.

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики при рассмотрении данного дела в 2014 года указала, что Конвенция ООН против коррупции, ратифицированная Кыргызской Республикой Законом от 6 августа 2005 года, предусматривает возможность принятия государствами-участниками таких мер, направленных на признание в качестве уголовно наказуемого деяния незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

В Украине же учли, что согласно конвенции, эта мера принимается «при условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы» (ст.20 Конвенции ООН), на основании чего, они пришли к выводу, что статья о незаконном обогащении противоречит конституционному принципу презумпции невиновности.

Важность сравнения двух почти аналогичных кейсов заключается в изучении практики рассмотрения дел органами конституционного судопроизводства различных стран схожих норм при одинаковых обстоятельствах.

Необходимо отметить, что после отмены конституционным судом Украины статьи уголовного кодекса о незаконном обогащении, международные организации раскритиковали аргументацию судей. Так, эксперты Антикоррупционной инициативы Евросоюза в Украине в своем заключении указали, что статья «не требует от обвиняемого давать какие-либо объяснения и не обязывает в прямой форме обвиняемого предоставлять информацию». (Прим. автора: в старом УК КР должностное лицо должно было обосновать разумным образом во избежание уголовного преследования)

По итогам рассмотрения дел были приняты вышеуказанные решения. Учитывая, что акты конституционной палаты являются окончательными и не подлежат обжалованию, конституционность нормы о незаконном обогащении старого кодекса не будет рассматриваться заново, хотя в теории конституционного судопроизводства есть преодоление решения по истечении определенного времени.

Так как с 1 января 2019 года вступил в силу новый Уголовный кодекc КР, Дуйшенбек Зилалиева возможно будет последним обвиняемым по норме старого УК о незаконном обогащении. В новом кодексе эта норма сформулирована следующим образом: «Приобретение должностным лицом в собственность (пользование) имущества, стоимость которого превышает его официальные доходы, подтвержденные законными источниками за два полных года, или передача им такого имущества близким родственникам». Поскольку содержание статьи в новом кодексе поменялось, в случае возникновения сомнения в конституционности данной норм, палата может рассмотреть это дело при подаче такого ходатайства заинтересованными лицами и принятии его к производству.

Добавить комментарий

вход