Досудебное производство — бессрочно?

Фото: Kloop

Автор: Замир Жоошев

Необоснованное затягивание срока расследования уголовных дел со стороны работников органов следствия становится возможным из-за пробела в новом Уголовно-процессуальном кодексе

С начала этого года действует новый Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики (далее — УПК), статья 155 которого определяет срок расследования уголовных дел. Однако в текстах указанной статьи УПК на двух языках – официальном и государственном – есть серьезные противоречия.

Так, текст части 1 статьи 155 УПК на официальном (русском) языке гласит: «Досудебное производство по уголовным делам должно быть закончено в срок не позднее 2 месяцев». А вот текст этой же нормы УПК на государственном (кыргызском) языке в обратном переводе на русский изложен следующим образом: «Досудебное производство по уголовным делам должно быть закончено в срок не позднее 2 месяцев с момента уведомления лица о подозрении в совершении преступления».

Выходит, что в соответствии с текстом УПК на официальном языке, расследование уголовного дела должно быть завершено в течение двух месяцев с момента, когда заявление или сообщение о преступлении было зарегистрировано в едином реестре преступлений и проступков (далее — ЕРПП). Согласно же УПК на государственном языке, следствие по делу должно быть завершено не позднее двух месяцев со дня, когда лицу было сообщено о том, что его подозревают в совершении преступления.

Текстом УПК на каком языке должны руководствоваться следователи?

На этот вопрос находим ответ в части 3 статьи 6 Закона «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики», где говорится о том, что в случае расхождения текста нормативного правового акта на государственном языке с текстом на официальном языке, текст на государственном языке считается оригиналом.

То есть, в соответствии с законодательством, следователи могут руководствоваться нормой УПК на кыргызском языке и раскрывать преступления, привлекая к ответственности преступников, не ограничиваясь при этом какими-либо временными рамками. В свою очередь, такая норма создает условия для формирования практики, которая сделает невозможной реализацию одной из основных задач уголовного судопроизводства, – быстрое раскрытие преступлений. И, к большому сожалению, подобная практика уже формируется в правоохранительной среде нашей страны.

С какими трудностями может столкнуться гражданин, пострадавший от преступного деяния?

Скажем, человека избили. Обидчики, являющиеся знакомыми потерпевшего, после инцидента уехали в другую область страны. На следующий же день после случившегося пострадавший от выходок хулиганов пошел в местное отделение милиции и написал заявление, которое было зарегистрировано в ЕРПП. С этого момента началось следствие.

Проходит два месяца – потерпевший идет к следователю и интересуется, нашлись ли хулиганы? Следователь в ответ жалуется на то, что в его производстве очень много дел, и всему виной новый УПК, который обязывает регистрировать все заявления в ЕРПП и расследовать каждый факт. В общем, дел много, а времени на все не хватает.

Спустя еще месяц потерпевший снова направляется к следователю. На этот раз последний сообщает, что нашел и допросил бесчинников, однако пока что не привлек в качестве подозреваемых.

И в этой истории сотрудник может вести расследование настолько долго, что в конце концов потерпевшему просто надоест каждый раз упрашивать его ускорить следствие. Чтобы такого не было – необходимо внести поправку в текст части 1 статьи 155 УПК КР на государственном языке и установить срок следствия, равный двум месяцам с момента регистрации в ЕРПП заявления/сообщения о преступлении.

Добавить комментарий

вход