О процессуальном соглашении о сотрудничестве

Иллюстративное фото

Автор: Токтакунов Нурбек

Правоохранительные органы начали активно использовать новеллу уголовного процессуального кодекса – процессуальные соглашения. Есть три вида процессуальных соглашения: соглашение о признании вины; соглашение о сотрудничестве; соглашение о примирении сторон. В настоящее время в свете текущих резонансных судебных процессов, наиболее актуальным является соглашение о сотрудничестве.

УПК ограничивает возможность применения соглашения о сотрудничестве уголовными делами по исчерпывающему перечню преступлений (перечень в конце текста).

Процессуальное соглашение о сотрудничестве заключается с подозреваемым лицом, а значит подразумевает, что он признает свою вину. Отказ от признания вины автоматически исключает возможность сотрудничества.

Процессуальное соглашение исполняется в четыре основных этапа.

1. Вначале ходатайство подозреваемого о заключении соглашения рассматривает прокурор. Он либо отказывает в просьбе подозреваемого, либо составляет соглашение, в котором прописывает действия, которые подозреваемый обязуется совершить, а также вид и размер наказания, которые будут впоследствии применены судом при выполнении этих обязательств (ст. 488 УПК КР). 
2. Далее соглашение рассматривает следственный судья, который либо утверждает его, либо отказывает в его утверждении (ст. 489 УПК КР). 
3. Затем уголовное дело в отношении подозреваемого, заключившего соглашение выделяется в отдельное производство. То есть дальнейшее расследование и судебное разбирательство в его отношении происходит отдельно от расследования и судебного разбирательства в отношении иных подозреваемых (обвиняемых), в том числе тех, которых он «изобличал» (ст. 495 УПК КР). 
4. Последний этап исполнения соглашения о сотрудничестве – судебное заседание, в ходе которого государственный обвинитель должен подтвердить «активное содействие обвиняемого досудебному производству в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и преследовании других соучастников преступления». Судебное разбирательство с исследованием и оценкой доказательств не проводится. Судья просто назначает наказание, предусмотренное соглашением, удостоверившись, что обвиняемым выполнены все его обязательства (ст. 496 УПК КР). Соответственно такой приговор не обжалуется по основаниям неисследованности доказательств (ст. 497 УПК КР). Однако он может быть пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам, если впоследствии выяснится, что обвиняемый умышленно сообщил ложные сведения.
Теперь рассмотрим это нововведение уголовного процесса с точки зрения основополагающих принципов правосудия и сложившейся правоприменительной практики.
С точки зрения принципов презумпции невиновности и состязательности сторон, сомнительным выглядит предписание закона выделять досудебное производство в отношении подозреваемого, с которым заключили процессуальное соглашение, в отдельное производство. В результате судебное заседание (в упрощенном порядке) в его отношении происходит в отрыве от судебного разбирательства в отношении тех обвиняемых, которых он помогал «изобличать». Такое отдельное производство заведомо снижает качество, обоснованность и устойчивость судебного приговора в силу того, что судьей не исследуются аргументы и доказательства обвиняемых, против которых свидетельствует обвиняемый, заключивший соглашение. 
Кроме того, в соглашении о сотрудничестве «подозреваемый указывает, какие действия он обязуется совершить в целях содействия досудебному производству в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления». В судебном процессе государственный обвинитель должен подтвердить «активное содействие обвиняемого» в этом, а суд должен исследовать «характер и пределы содействия обвиняемого». С точки зрения принципов презумпции невиновности и состязательности процесса, активным содействием в изобличении других обвиняемых не могут быть одни лишь «изобличающие» показания. Под активным содействием должны подразумеваться действия, помогающие в добыче документальных, вещественных и иных осязаемых доказательств. Однако в условиях пренебрежения к этим принципам, сложившиеся в отечественной практике правосудия, в качестве активного содействия могут быть признаны одни лишь изобличающие показания, которые впоследствии лягут и в основу обвинительного приговора.

Также, учитывая сложившуюся практику избрания меры пресечения, под сомнением «добровольный» характер процессуального соглашения и достоверность показаний, данных после заключения соглашения. Ведь один из принципов уголовного правосудия так называемая «презумпция освобождения до суда». То есть, взятие под стражу в качестве меры пресечения должно применяться в исключительных случаях, когда есть доказательства того, что подозреваемый может сбежать от следствия и суда, мешать следствию и суду или продолжать совершать преступления. В сложившейся правоприменительной практике, напротив, взятие под стражу стало общим правилом. Самая суровая мера пресечения обосновывается обычно тяжестью подозрений или величиной предполагаемого ущерба. В «лучшем случае» бездоказательно, голословно, как само собой разумеющееся, утверждается, что, находясь на свободе, подозреваемый может скрыться от следствия и суда, мешать следствию и суда или продолжать совершать преступления. Такая практика позволяет следствию и прокурорам избирать меру пресечения произвольно, по своему усмотрению, суд в этом вопросе выполняет роль статиста. Поэтому следствие и государственное обвинение имеет реальную возможность «вымогать» у подозреваемого показания на другого обвиняемого, шантажируя заключением под стражу, обещая оставить на свободе за лжесвидетельства.
Таким образом, в условиях пренебрежения к принципам презумпции невиновности и состязательности процесса, практики произвольного взятия подозреваемых под стражу, процессуальное соглашение о сотрудничестве становится инструментом политических преследований и избирательной борьбы с коррупцией.

Перечень преступлений по делам о которых допускаются процессуальные соглашения о сотрудничестве:
похищение человека – ст. 171 Уголовного кодекса КР; разбойное нападение – ст. 202; вымогательство – ст. 203; террористический акт – ст. 239; финансирование террористической деятельности ст. 240; содействие террористической деятельности – ст. 241; участие гражданина КР в вооруженных конфликтах или военных действиях на территории иностранного государства или прохождение террористической подготовки – ст. 243; захват заложников – ст. 244; создание организованной группы для совершения преступлений или участие в ней – ст. 248; создание преступной организации или участие в ней – ст. 249; создание незаконного вооруженного формирования или участие в нем – ст. 250; незаконное изготовление наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов с целью сбыта – ст. 267; контрабанда предметов, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через границу – ст. 270; государственная измена – ст. 307; шпионаж – ст. 308; создание экстремистской организации – ст. 314; коррупция – ст. 319; вымогательство взятки – ст. 326.

Добавить комментарий

вход