Да не ограбят… дарителя

Иллюстративное фото

 Автор: Бермет Джаныкулова

До сих пор пока не получил удовлетворения гражданин Японии Мацуда Синдзи – благотворитель, которого обманула кыргызстанка Эльнура Эмильканова. Подробности этой истории были ранее опубликованы в СМИ Кыргызстана

…В 2013 году Мацуда-сан познакомился с организатором тренингов для незрячих Эльнурой Эмилькановой. Она пожаловалась, что для подобных мероприятий нет подходящего помещения, и её новый знакомый вызвался помочь в решении этой проблемы, отыскать средства, привлекая также японских доноров. Госпожа Эмильканова нашла нужную квартиру и назвала необходимую, по её словам, сумму. От господина Мацуды она получила деньги, купила квартиру, проворно оформив её на себя, и тут же… запросила очень дополнительные средства на ремонт этой же квартиры — и получила их.

Вот таким образом Эльнура Эмильканова выудила у сердобольного японского благотворителя 113 тысяч долларов США. А в «час икс» вдруг выяснилось, что кыргызстанка и не собиралась передавать квартиру на нужды незрячих людей, а названные ею ранее суммы были, мягко говоря, сильно завышены, так что по меньшей мере часть этих средств она присвоила. Это стало известно главным образом ещё и потому, что некоторые документы перевели на японский, и Мацуда-сан понял, что говорили ему одно, а делалось совсем другое. Словом, незрячие и слабовидящие остались без помещения, а гражданин Японии на собственном горьком опыте познал отдельные «лихие методы» практики пожертвований по-кыргызски.

Как же так выходит, что искреннее желание одних помочь нуждающимся порой превращается в кормушку для мошенников и проходимцев? И в чем же ошибка жертвователя, который «хотел как лучше, а получилось как всегда», и он стал лёгкой добычей для наглых и подлых представителей местного населения?

Иллюстративное фото: unsplash

Между тем за нас всё уже давно «обдумал»… Гражданский кодекс. Его статья 518, регулирующая этот вопрос, определяет, что под пожертвованием понимается дарение вещи или имущественного права в общеполезных целях.  Это отличает его от обычного подарка, где дальнейшая судьба переданной вещи уже не имеет значения для предыдущего хозяина. Второй важный момент при совершении пожертвования: кому именно вы жертвуете.  Эта же статья Гражданского кодекса устанавливает ограниченный круг лиц, которым можно принимать пожертвования, в их число входят: граждане, т.е. физические лица, учреждения социальной защиты, лечебные, воспитательные, научные, учебные, благотворительные и другие аналогичные учреждения, музеи и другие учреждения культуры, фонды, общественные и религиозные организации, а также государство и административно-территориальные единицы.

Кроме того, законодательство устанавливает и другие условия:

Если вы жертвуете что-то физическому лицу, то вам необходимо прописать в договоре пожертвования  определенное назначение, т.е. для каких именно целей вы передаете вещь или имущественное право.

Если ваше пожертвование предназначено, например, учреждению, фонду или государству (кроме граждан),  то в таком случае не обязательно указывать цель, назначение и условие использования вещи.  Логика законодателя объясняется тем, что, скажем, общественный фонд по поддержке незрячих и слабовидящих на основании своих уставных целей не сможет использовать имущество для коммерческих целей, и будет обязан распоряжаться им для той общеполезной цели, ради которой и был создан.

Гражданский кодекс также дает четкую установку для тех, кто принимает вещь: «Использование пожертвованного имущества не в соответствии с указанным жертвователем назначением дает право жертвователю, его наследникам или иному правопреемнику требовать отмены пожертвования».

Другими словами, если принявший вещь или деньги нарушает ваши пожелания, письменно указанные в договоре, — как, для чего и когда они должны использоваться, — то вы имеете полное право требовать возврата ранее переданного.

Фото иллюстративное

Итак, пожертвование — часть понятия дарения, но с большими нюансами, которые надо учитывать. Разберем несколько ситуаций.

…Во время пятничного намаза, проходя мимо мечети или посещая её, вы протягиваете пару десятков сомов попрошайкам, думая, что делаете благое дело, пожертвовав посильную сумму. Однако по закону это никакое не пожертвование, а обычный подарок, так как с вашей стороны не было письменных указаний, что именно должен будет сделать нуждающийся с переданными ему деньгами.

Вторая распространенная ситуация: вы увидели в Интернете эмоциональный пост, что некой очень бедной семье из глубинки не хватает денег обуть, одеть детей и подготовить их к новому учебному году. Вы с жаром откликаетесь на призыв и передаете 5 тысяч сомов родителям детей, которые вас сердечно благодарят. Через месяц в Интернете вы читаете новый пост – теперь от тех сердобольных граждан, которые оказали материальную поддержку семье, — но уже с жалобами и тонной гнева на  то, что отец семейства часть денег пропил, а другую растратил неизвестно на что, но только не на нужды своей семьи, так что итог плачевный: дети остались ни с чем. С одной стороны, в таких случаях лучше передать родителям детей столь нужные вещи, а не денежные суммы, но если такой возможности нет, то важно оформить хотя бы самый простой договор пожертвования и указать при этом, что деньги передаются на покупку одежды, обуви и канцелярских принадлежностей для детей, а для пущей уверенности опять же письменно обязать родителей отчитаться фотографиями детей от 1 сентября с их новыми вещами…

А следующая ситуация актуальна как никогда, и к сожалению, часто случается при недобросовестности руководителей учреждений. Бизнесвумен, некогда закончившая маленькую сельскую школу, решает помочь ей, закупив 20 персональных компьютеров, чтобы дети осваивали информатику реально, а не с помощью рисунков в тетрадках. Торжественно передав два десятка коробок с оргтехникой, через несколько месяцев она узнаёт от односельчан, что дети до сих пор «проходят» информатику, что называется, на бумаге, при этом одна часть компьютеров находится под замком в кабинетах директора и завучей, а другая – заперта в компьютерном классе. Формально школа не нарушает закон и как будто пользуется пожертвованным исходя из собственных нужд, но ведь предпринимательница преследовала совсем другие цели, когда передавала оргтехнику родной школе. Вот почему, если у вас есть конкретная цель и пожелания, для чего конкретно и как именно должно использоваться переданное, то не поленитесь оформить это…

Иллюстративное фото: unsplash

Однако вернемся к случаю господина Мацуды Синдзи. Прежде всего ему нужно было правильно определить, кто именно будет получателем денежных сумм, которые он вызвался пожертвовать? Его ошибка заключалась в том, что он передал деньги физическому лицу — и судя по материалам дела, увы, даже без заключения договора пожертвования, где он мог бы указать цели использования этих средств. Де-юре получилось, что он безвозмездно «подарил» их кыргызстанке, так как неоформленное пожертвование превращается в «подарок». Между тем правильно было бы заключить договор пожертвования с некоммерческой организацией (общественным фондом) с указанием цели использования денег (покупка квартиры), — и конечно, условия использования самой квартиры, поскольку, к примеру, вместо помещения для проведения тренингов из квартиры могли сделать офис общественного фонда. И стоит взять на заметку всем иностранным гражданам, что такие договоры можно заключать на любом языке, поэтому стоит не полениться и составить его хотя бы на двух.

Без сомнения, сказанное вовсе не означает, что действия Эльнуры Эмилькановой оправданны, и язык не поворачивается назвать личным подарком те солидные суммы, что господин Мацуда Синдзи передал ей из лучших побуждений. Однако правильно оформленные отношения, особенно когда в деле фигурируют большие деньги, смогли бы уберечь японского гражданина от такого уникального, «чисто кыргызского» опыта знакомства с местными проходимцами.

Добавить комментарий

вход